«

»

Распечатать Запись

Ирек Миннахметов: «В мае следующего года будет первая кружка пива от «Татспиртпрома».

Глава алкогольной империи о том, почему решил вложить миллиарды в новый пивзавод в Чистополе и сколько это даст бюджету Татарстана

«В каждом регионе есть свое местное пиво, а в Татарстане — нет», — говорит директор «Татспиртпрома» Ирек Миннахметов, рассказывая о старте нового мегапроекта — строительстве с нуля пивзавода в Чистополе, только оборудование которого обойдется в 30 млн. евро. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, почему его пиво будет «правильным» и не боится ли он сверхконкуренции со стороны транснациональных корпораций.
Ирек Миннахметов: «В мае следующего года будет первая кружка пива от «Татспиртпрома».


Ирек Миннахметов: «Мы можем заняться производством воды, и, допустим, заработаем полмиллиарда, но акцизов республика не получит» Ирек Миннахметов: «Мы можем заняться производством воды и, допустим, заработаем полмиллиарда, но акцизов республика не получит»

«НАШ ОБЩИЙ ГЛАВНЫЙ КОНКУРЕНТ — ТЕ, КТО НЕ ПЛАТИТ АКЦИЗ»

— Ирек Джаудатович, «Татспиртпром» всегда производил и продавал крепкие напитки и никогда — пиво. Почему компания вдруг решила пойти на принципиально новый для себя рынок? Просчитываете ли вы все риски, ведь продажа пива в России падает уже не первый год?

— Мы не считаем, что продажи пива снижаются. Хотя официальная статистика говорит, что рынок падает, мы видим, что это касается продукции транснациональных компаний, а продажи региональных производителей растут. К тому же серый рынок пива намного больше, чем аналогичный водочный: могу утверждать, что на его долю приходится минимум 30–40 процентов, и, к сожалению, пока внимание контролирующих органов сконцентрировано на более крепких алкогольных напитках. Думаю, что сейчас законодатели этой проблемой озадачились и с «обелением» рынка будет происходить официальный рост потребления пива.

— Словом, вы видите здесь потенциал…

— Да, в том числе в нашей республике, потому что в каждом регионе есть свое местное пиво, а в Татарстане — нет. Мы хотим занять эту нишу. Будем конкурировать со всеми, чья продукция присутствует на нашем рынке. И в то же время хотим занять нишу, предложений для которой пока нет. Мы строим новый завод по самым современным технологиям и хотим вывести на рынок суперкачественный продукт. На качестве экономить не будем, рассчитываем, что у нас будет самый правильный продукт, выполненный по правильным технологиям. Да, это будет дороже по себестоимости, но это будет нашим конкурентным преимуществом.

Глобально мы не заберем рынок ни у «Эфеса», ни у «Булгарпива». У каждого есть свой потребитель. Например, казанский завод «Эфеса» производит 33 миллиона декалитров в год, а в Татарстане продает 5 миллионов, из которых 3,5 миллиона произведено его заводами вне Татарстана. Произведенного в республике он продал всего лишь 2 миллиона декалитров. Наш завод, на мой взгляд, даже увеличит лояльность к татарстанским производителям пива в целом. Наш общий главный конкурент — серый рынок, те, кто не платит акциз.

— Почему решили сделать ставку именно на пиво?

— У нас сегодня имеются два спиртовых, четыре ликеро-водочных завода и винзавод. Столько ликеро-водочных заводов нам не нужно. Достаточно добавить линии на Казанском и Усадском ЛВЗ, и тогда аналогичные заводы в Нижнекамске и Чистополе можно закрыть. Но «Татспиртпром» — социально ответственная компания, и люди не могут быть выброшены на улицу. Мы думали, чем заменить Чистопольский ЛВЗ, какие создать рабочие места. Рассматривались варианты производства пива, воды, соков. Мы всегда смотрим, чем будем полезны нашему акционеру — государству. И если говорить об алкоголе, бюджет республики в виде акциза получил в прошлом году почти 10 миллиардов рублей, а также в виде дивидендов от деятельности ТСП — 321 миллион. Мы можем заняться производством воды и, допустим, заработаем полмиллиарда, но акцизов республика не получит. Я решил посмотреть, какие продукты дают больший эффект, — и это оказалось пиво.

— Пиво тоже подакцизный товар. Каким будет объем акциза?

— С 1 литра пива остается 20 рублей акциза, которые поступают в бюджет Татарстана, а с полулитровой бутылки водки — 40 рублей. Иными словами, четыре бутылки пива в плане акцизов равнозначны одной бутылке водки. В то же время по стране пива, если измерять в объемах, официально потребляется в 10 раз больше, чем водки. В республике официально — на уровне 600 миллионов бутылок в год. Водки — всего 60 миллионов бутылок. То есть этот рынок выгоден и бюджету республики, и нашему предприятию. К тому же примерно 60 процентов наших дистрибьюторов занимаются и реализацией пива. Получается, сбыт уже налажен, есть контракты, мы просто вводим дополнительную товарную единицу, грамотно строим нашу маркетинговую политику — и все должно получиться удачно. Мы с первых дней января начали готовить техническое задание, изучать рынки. Посетили многие заводы, в том числе в Германии.

— Вы никогда не занимались пивом. Где гарантия, что будете хорошими пивоварами?

— Мы никогда не занимались виски, никогда не занимались шампанским, никогда не занимались такими объемами водки, никогда не продавали за пределы Татарстана, России — мы много чего не делали! Но пришло время начинать. Мы выслушали коллег — производителей пива, получили советы, посмотрели слабые стороны, в результате подошли к теме пива со свежим взглядом и не будем наступать на те же грабли, что остальные.

«Поняв, что мы хотим построить полноценный завод, компании стали серьезно демпинговать. В итоге Krones дал такое предложение, от которого мы не смогли отказаться» «Поняв, что мы хотим построить полноценный завод, компании стали серьезно демпинговать. В итоге Krones дал такое предложение, от которого мы не смогли отказаться»

«В ТАКИЕ РЕКОРДНЫЕ СРОКИ В РОССИИ ПИВНОЙ ЗАВОД ЕЩЕ НЕ СТРОИЛСЯ»

— Оборудование на завод поставит немецкая компания Krones AG. Как удалось договориться с фирмой, которая в принципе никогда и не строила заводы в России?

— Мы понимали, что должны выйти на рынок с первоклассным продуктом, и, когда составляли техническое задание, решили: у нас есть преимущество — совершенно новый завод, значит, и все технологии должны быть самыми современными. Встречались с представителями компаний и ставили перед ними именно такое условие. Помимо Krones рассматривалось оборудование других немецких компаний — KHS, Ziemann, Geha. Переговоры планировали закончить еще два месяца назад, но торг затянулся. Зато с 43 миллионов евро мы смогли опуститься до 30 миллионов.

— За счет чего?

— Поняв, что мы хотим построить полноценный завод, компании стали серьезно демпинговать. В итоге Krones дал такое предложение, от которого мы не смогли отказаться.

— Krones делает работу под ключ?

— За ним будет шеф-монтаж. Белые воротнички приедут из Германии, синие воротнички — российские.

— То есть все будет делаться под руководством немцев?

— Да, чтобы потом они не могли сказать, что мы что-то сделали неправильно. Они сами будут ответственны за все.

— Когда начнется поставка оборудования?

— В ноябре. Через две недели будет готов проект фундамента, начнем его строительство, а в мае следующего года выпьем первую кружку пива от «Татспиртпрома». В такие рекордные сроки в России пивной завод еще не строили.

— А сколько обычно строят?

— Полтора-три года.

«В возведении здания ничего сложного нет — обойдемся силами местных строителей» «В возведении здания ничего сложного нет — обойдемся силами местных строителей»

— Кто будет возводить здание?

— Там ничего сложного нет — обойдемся силами местных строителей. Кстати, занимаясь стройкой, узнаем немало нового о наших производителях. Удивился, например, когда узнал, что в Кукморе есть компания «Стройком», которая делает неплохие сэндвич-панели.

— Каков объем инвестиций в проект в целом?

— Стоимость проекта — это пока плавающие цифры, не хотелось бы их называть. Идет процесс проектирования, итоговая стоимость будет известна по его окончании. Скажу только, что до 30 процентов — собственные средства, до 70 процентов будем привлекать в Сбербанке. И факт в том, что мы с Krones подписали соглашение: в мае следующего года мы уже должны получить готовое пиво в бутылках.

— Можно ли сказать, что речь идет о нескольких миллиардах рублей?

— Да. Упомянутые 30 миллионов евро стоит только технологическое оборудование, а еще будут поставка, монтаж, строительство. Кроме того, мы расширяем наши распределительные центры, поскольку будем заниматься пивом не только в республике, но и в регионах России. Это подразумевает складские остатки, под которые нужны помещения.

Весь пивной проект вместе со складами должен стоить не более 5 миллиардов рублей. Мы вложим их до мая следующего года. С Krones, например, по контракту 10 процентов отдаем сейчас, остальное — когда получаем пиво. Договорились, что, как только разливаем по кружке пива, подписываем гарантийные сроки и отдаем деньги.

«Мы получили много предложений по технологам, в том числе немецким. Усилили своих технологов, отправив их в Германию на обучение, и, думаю, создадим свои рецептуры хороших сортов пива» «Мы получили много предложений по технологам, в том числе немецким. Усилили своих технологов, отправив их в Германию на обучение, и, думаю, создадим свои рецептуры хороших сортов пива»

«БУДЕТ НЕ МЕНЕЕ 40 СОРТОВ ПИВА»

— Планируемый срок окупаемости завода?

— Все должно окупиться не более чем за пять лет.

— Сколько пива в год будете производить?

— Сначала мы планировали производить полмиллиона декалитров. Потом думали, что 1 миллион декалитров. Но в итоге вышли на цифру в 10 миллионов — это будет первая очередь. Они легко трансформируются в 15 миллионов и небольшими усилиями — в 20 миллионов. Для понимания масштаба: в республике в год потребляется 25 миллионов декалитров пива.

— Если брать 10 миллионов декалитров, сколько поступит в бюджет республики в виде акциза?

— С 10 миллионов декалитров в бюджет республики поступит 2 миллиарда рублей.

— Вот и эффект…

— Кстати, я посмотрел, сколько Ульяновск делает, — 70 миллионов дал. Это пивной завод «Трехсосенский». Во многих регионах есть местное пиво — в Липецке, Барнауле, Московской области.

— Не все захватили транснациональные компании…

— Да. И местные компании достаточно легко могут противостоять им. Рынок местного пива растет.

— В чем преимущество местных пивоварен?

— На рынке каждому есть место. Качество, цена и маркетинг — вот три составляющих, благодаря которым ты можешь понравиться клиенту. Выпустим суперкачественный продукт, но покупателю может не понравиться дизайн, товар может не на ту полку встать. Есть производители, у которых покупают, а есть производители, которые продают. Мы хотим стать производителями, которые продают, поэтому очень серьезно будем подходить к коммерции, маркетингу.

«Мы хотим стать производителями, которые продают, поэтому очень серьезно будем подходить к коммерции, маркетингу» «Мы хотим стать производителями, которые продают, поэтому очень серьезно будем подходить к коммерции, маркетингу»

— Кто у вас будет главным пивоваром?

— Мы получили много предложений по технологам, в том числе немецким. Усилили своих технологов, отправив их в Германию на обучение, и, думаю, создадим свои рецептуры хороших сортов пива. Кроме того, есть устоявшиеся стандарты сортов чешского, немецкого, бельгийского, российского пива, которые мы тоже планируем выпускать, — будет не менее 40 сортов. А в мире тысяча сортов пива, и на все есть свой потребитель.

— С брендами определились? Когда появится первый?

— Мы озадачили абсолютно все брендинговые агентства, которые имеют опыт работы на алкогольном рынке. Каждый день проводим с ними рабочие совещания, плюс мы и сами думаем. Есть варианты, некоторые мы уже определили, но не утвердили. На каждый сегмент рынка (до 40 рублей, от 40 до 70, от 70 до 100) будет несколько брендов.

— Будете ли возрождать какие-то старые татарстанские бренды — «Богемское», например?

— Да, но пока раскрывать не стану, какие именно. «Богемское» — крепкое, его пьют мало. Это раньше так было, что вместо водки лучше выпить четыре литра пива, но данная тема ушла — крепкое пиво не пьют, оно невкусное.

— Безалкогольное пиво будет?

— Обязательно.

— Некоторые эксперты алкогольного рынка считают, что не нужно лить пиво в ПЭТ-тару. В какой упаковке будет ваш напиток?

— В разнообразной — бутылках, кегах, банках, ПЭТ-таре. В какую сторону «тяга» пойдет, туда и будем направлять силы. Попытаемся зайти во все сегменты.

— Куда будете поставлять пиво?

— В республику, также обсуждаем поставку с федеральными игроками. К концу года будем иметь предварительные контракты за пределами республики.

«Мы приняли решение: закрываем наши 8 складов и делаем четыре распределительных центра, которые покрывают республику, а один из них будет и для России» «Мы приняли решение: закрываем наши 8 складов и делаем 4 распределительных центра, которые покрывают республику, а один из них будет и для России»

«ДЕЛАЕМ ЧЕТЫРЕ РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫХ ЦЕНТРА»

— Вы упомянули новые распределительные центры. Объема имеющихся не хватает?

— Наши сегодняшние склады не удовлетворяют нас по размерам и не соответствуют современным технологиям. Например, для эффективной работы должно быть 8 ворот, а на наших складах лишь двое. Это негативно влияет на сервис, рентабельность и себестоимость. Поэтому мы приняли решение: закрываем наши 8 складов и делаем 4 распределительных центра, которые покрывают республику, а один из них будет и для России.

— В каких городах построят склады?

— В Набережных Челнах, Альметьевске, Чистополе, Кощаково (Пестречинский район), а также будет реконструирован склад в Апастово. Это будут современнейшие склады, предполагаем окупить их за 7 лет.

— Когда начнется строительство?

— В землю уже вошли. В сентябре 2017 года должны сдать.

«Наши сегодняшние склады не удовлетворяют нас по размерам и не соответствуют современным технологиям» «Наши сегодняшние склады не удовлетворяют нас по размерам и не соответствуют современным технологиям»

— Какова площадь складов?

— Самый большой будет в Кощаково — 20 тысяч квадратов, в Челнах — 4 тысячи, в Альметьевске и Чистополе — по 2 тысячи. Все вместе — порядка 30 тысяч.

— А старые где закрываются?

— В Шемордане, Мамадыше, Челнах, Нижнекамске, Званке, Чистополе, Альметьевске. Они морально устарели. Нет чистых зон, грязных зон — все переплетено. Где-то нет эстакад, чтобы машина правильно заходила.

— Какого объема были старые склады?

— От 500 до 800 квадратов, а сейчас делаем минимум 2 тысячи. У нас же создан мощный дистрибуционный канал. Мы не будем останавливаться только на этом продукте, мы еще будем смотреть, что сможем дополнительно подхватить, что можем перевезти. Возможно, это будут какие-то закуски, снеки, чипсы. Будем осваивать новые рынки именно в рамках производства пива.

— Многие компании идут по такому пути. Например, «Нэфис», руководство которого решило: если научимся торговать порошками, почему-то бы еще маслом и майонезом не заняться?

— А почему бы и не идти по этому пути? В то же время я понимаю, что не нужно забывать о нашем главном продукте, потому что там еще есть куда расти.

«Вместе с распределительным центром в Чистополе будет создано около 450 рабочих мест. Сейчас на старом заводе работают 270» «Вместе с распределительным центром в Чистополе будет создано около 450 рабочих мест. Сейчас на старом заводе работают 270 человек»

«В БУДУЩЕМ ГЛАВНЫМ СТАНЕТ УСАДСКИЙ ЗАВОД»

— Сколько рабочих мест будет создано на пивном заводе?

— Вместе с распределительным центром в Чистополе это около 450 человек. Сейчас на старом заводе работают 270.

— Когда закроете Чистопольский ликеро-водочный завод?

— Ориентировочно в январе.

— Все-таки там устаревшие технологии и нет смысла развиваться на той площадке?

— Не то что бы устаревшие технологии… Понимаете, чтобы объемы Чистополя передать в Усады, нужно было заменить всего лишь одну линию (что мы уже сделали). И весь чистопольский завод перешел на добавленную стоимость: постоянные расходы на содержание почти 300 человек и на содержание предприятия ложатся на прибыль «Татспиртпрома». Да и к тому же пиво — это еще и производство бутылок, кег, банок, ПЭТ-упаковки… Представляете, нам нужно будет купить минимум тысячу разливных кранов, тысячу бочек, все это нужно обслуживать, ремонтировать. Что-то, возможно, будем сами производить на той площадке, где сейчас находится Чистопольский ЛВЗ. Много мыслей есть.

— Где у вас остаются ликеро-водочные заводы?

— В Усадах, Казани, Нижнекамске.

— Какая площадка сейчас главная?

— Казанская. И если бы на Казанском ЛВЗ была возможность развития с точки зрения территории, она бы и дальше оставалась основной. Но такая возможность есть только в Усадах, поэтому в будущем главным станет Усадский завод. Тем более что там на одной площадке находятся и ЛВЗ, и наш новейший спиртзавод. Но я бы хотел не закрывать Казанский ЛВЗ, а оставить его как резервную площадку, ведь немаловажно, когда на этикетке пишется: «Произведено в Казани».

«Мы недовыполним, скорее всего, объемы прошлого года, но при этом продажи своей продукции увеличим на 30%» «Мы недовыполним, скорее всего, объемы прошлого года, но при этом продажи своей продукции увеличим на 30 процентов»

— Как считаете: компания уже достигла предела роста, раз идет в пиво?

— Отвечу так: в прошлом году продукция «разливантов» у нас составляла 32 процента от общего объема производства, в этом их будет не более 5 процентов. Мы недовыполним, скорее всего, объемы прошлого года, но при этом продажи своей продукции увеличим на 30 процентов.

— Рентабельность повысится?

— Да, она будет выше, чем в прошлом году, но это не предел, потому что выход на новые рынки и продвижение подразумевают вложения и пониженную рентабельность. Вот когда будем немножко падать — на 3–4 процента, это будет означать, что достигли своего потолка. Но пока мы видим потенциал роста. Например, точка роста — наш винзавод. У нас на выходе еще три новых продукта. Один из них — винно-газированный напиток «Вигроссо», сейчас готовим экспансию. Плюс продукты, которые недавно вышли, еще не везде разместились. Как только закрепимся на полках со всеми новинками и остановим интенсивное развитие, тогда и наступит пик рентабельности.

— Сколько «Татспиртпром» произвел в прошлом году и каковы итоги первого квартала 2017-го?

— По итогам 2016 года произвели 12,4 миллиона дал, это 16 процентов российского рынка. Сейчас идем по плану. С января по март компания произвела 2,085 миллиона дал алкогольной продукции, в том числе 1,9 миллиона дал водки. Итого за первый квартал «Татспиртпром» реализовал 1,9 миллиона дал на 7,4 миллиарда рублей.

Елена Галеева

Источник: alcoexpert.ru

Постоянная ссылка на это сообщение: http://rozliv-info.ru/irek-minnakhmetov-v-mae-sleduyushhego-go/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>